Эволюция сознания: от психики животных до сознания человека


Опубликованно 11.10.2018 14:51

Эволюция сознания: от психики животных до сознания человека

В научном мире пока нет единой теории о развитии и эволюции сознания, которая устраивала бы всех и не вызывала бы вопросов. Есть, однако, очень отчетливое представление обо всех проблемах и противоречиях, связанных с этой темой. Прежде всего речь идет о природе особого психического состояния, отличающего человека от всех остальных живых существ и дающего ему субъективное понимание собственного существования и собственного мышления. Хайдеггер называл этот феномен dasein, а еще раньше Декарт использовал выражение cogito ergo sum ("думаю, значит существую") для описания схожего явления. Мы же в дальнейшем будем обозначать этот феномен как p-сознание. В этой статье мы рассмотрим перспективы его эволюционного объяснения.

Эволюция сознания человека

Наше сознание дало нам возможность выйти на принципиально новый уровень развития, который характеризуется научно-техническим прогрессом - быстрым процессом совершенствования вида в обход всех законов природы и эволюционных правил. Именно поэтому многих мыслителей интересует происхождение нашего мышления, саморганизации и сложных поведенческих паттернов, а не сугубо биологическая эволюция. Ведь уникальными нас сделал даже не мозг, а то, что находится за его пределами - мышление и сознание.

Идея когнитивной эволюции не является самостоятельной теорией, но имеет тесные связи с интегральной теорией, спиральной динамикой и гипотезой ноосферы. Она также связана с теорией глобального мозга или коллективного разума. Одним из самых ранних применений фразы «эволюция сознания» может быть отчет Мэри Паркер Фоллетт 1918 года. Фоллет говорила о том, что эволюция мышления оставляет все меньше и меньше места для стадного инстинкта и больше для императива группы. Человечество выходит из "стадного" состояния, и теперь, чтобы открыть для себя рациональный образ жизни, изучает отношения в социуме вместо того, чтобы прямо их ощущать и таким образом настраивать, чтобы обеспечить беспрепятственный прогресс на этом более высоком уровне. Особенности

Одно из реальных достижений, сделанных в последние годы, заключался в том, что мы научились различать разные виды мышления. Не все согласны с тем, какие именно различия необходимо провести, но все, по крайней мере, согласны с тем, что мы должны отличать разум существа от его ментального состояния. Одно дело сказать об отдельном человеке или организме, что он сознателен, хотя бы частично. Это не так уж сложно. И совсем другое дело определить одно из ментальных состояний существа как состояние сознания. Такое можно в полной мере сказать лишь о человеке.

Мысленное состояние

Также никто не отрицает того, что в самом мышлении существ мы должны различать непереходные и транзитивные варианты. Понимание того, что организм является локализатором этого процесса, состоит в том, что мы можем спокойно сказать, что он бодрствует, в отличие от спящего или коматозного организма. Мы это прекрасно ощущаем.

У ученых все еще есть вопросы, касающиеся эволюции механизмов, которые контролируют бодрствование и регулируют сон, но это, по-видимому, вопросы только для эволюционной биологии. Их не стоит рассматривать в рамках психологии и философии. Эволюция сознания: от психики животных к сознанию человека

Итак, мы говорим о мыши, что она понимает, что кошка поджидает ее у норы, объясняя таким образом, почему она не выходит. Это означает, что она воспринимает присутствие кошки. Таким образом, чтобы обеспечить эволюционное объяснение транзитивного мышления существ, необходимо попытаться объяснить возникновение восприятия. Несомненно, здесь много проблем, к некоторым из которых мы вернемся позже.

Именно сознание как движущее начало эволюции поставило человека на самую верхушку пищевой цепи. Сейчас это кажется несомненным.

Обращаясь теперь к понятию разума как ментального состояния, основное отличие заключается в феноменальном мышлении, которое является сугубо субъективным чувством. Большинство теоретиков считает, что существуют ментальные состояния, такие как акустические мысли или суждения, которые являются сознательными. Но пока нет согласия по вопросу о том, могут ли психические состояния быть p-сознательными, не будучи такими в функционально определяемом смысле. Были даже споры о том, можно ли объяснить феномен разума в функциональных и/или представительных терминах.

Понятие доступа

Сознание как движущее начало эволюции является очень мощным инструментом взаимодействия с окружающим миром. Кажется очевидным, что нет ничего глубоко проблематичного в отношении функционально определяемых понятий мышления как ментального состояния, если рассматривать его с натуралистической точки зрения.

Однако все, кто занимается этим вопросом, согласны с тем, что оно является философски наиболее проблематичным. Философия эволюции сознания - это не только Кант и феноменология разума, но и Хайдеггер с его концепцией dasein, и феноменология Гуссерля. Этим вопросом раньше всегда занимались гуманитарные дисциплины, но в наше время они уступили свое место естественным наукам. Психология эволюции сознания - область пока неизведанная.

Нелегко понять, как свойства, характерные для разума - феноменального ощущения или чего-то подобного, - могут быть реализованы в нервных процессах мозга. Точно так же трудно понять, как эти свойства могли развиваться. Действительно, когда люди говорят о «проблеме сознания», имеется в виду именно проблема мышления. Мистицизм и физиологизм

Есть те, кто считает, что связь между разумом и остальной частью природного мира по своей сути таинственна. Из них некоторые считают, что ментальные состояния не детерминированы физическими (и физиологическими) процессами, хотя, возможно, тесно связаны с физическим миром посредством естественных законов. Другие считают, что, хотя у нас есть общие основания полагать, что ментальные состояния являются физическими, их материальная природа неотъемлемо сокрыта от нас.

Если p-сознание является загадкой, то таковой является и его эволюция, и эта мысль в целом правильна. Если есть эволюционная история, то в рамках этой темы исследование будет всего лишь отчетом об эволюции определенных физических структур в мозге, с которыми, как мы можем полагать, мышление неразрывно связано, или же структур, которые его вызывают как эпифеномен. Или, на худой конец, структур, которые причинно коррелируют с ментальными процессами.

Критика мистических теорий

Однако нет никаких хороших аргументов против мистических подходов к вопросу, рассматриваемому в статье. Тем не менее можно показать, что различные аргументы, которые были представлены в подтверждение таинственности мышления, являются плохими в силу своей недоказуемости и спекулятивности.

Поскольку основное внимание в этой статье сосредоточено на тех случаях, когда эволюционные соображения могут помочь в разрешении альтернативных объяснений природы p-сознания, стоит оставить мистические подходы в стороне. Точно так же и по той же причине мы оставляем в стороне теории, которые утверждают, что объясняют природу мышления, постулируя типологическую идентичность между ментальными состояниями и состояниями мозга. Это связано с тем, что такие идентичности, даже если они истинны, на самом деле не объясняют некоторые таинственные черты p-сознания, такие как вещие сны, осознанные сновидения, мистические переживания, внетелесный опыт и т. д.

Правильное место для поиска этого объяснения находится в когнитивной области - области мыслей и представлений. Соответственно, именно на таких теориях стоит сосредоточить свое внимание. Репрезентации первого порядка

Ряд теоретиков попытался объяснить мышление в репрезентативных условиях первого порядка. Цель таких теорий - охарактеризовать все феноменальные «ощущения», свойства опыта с точки зрения репрезентативного содержания опыта. Таким образом, разница между восприятием зеленого и восприятием красного цвета будет объясняться разницей в отражающих свойствах поверхностей. И разница между болью и щекоткой аналогично объясняется в репрезентативных терминах. Она зависит от отличающихся друг от друга методов воздействия на различные части человеческого тела. В каждом случае субъективный опыт оказывает влияние на убеждения субъекта и процессы практического мышления, определяя таким образом его поведение. Это подтвердилось при эволюции сознания человека в процессе великого перехода. Наше поведение во многом детерминировано тем, что и как мы видим, т. е. репрезентативными возможностями нашего мозга. Репрезентативная теория

Кажется очевидным, что для таких гипотез не будет особой проблемой обеспечение эволюционного объяснения мышления. Задача этой теории состоит в том, чтобы объяснить в эволюционных терминах, как происходят переходы из организмов с набором поведенческих рефлексов, вызванных простыми особенностями окружающей среды: к организмам, чьи врожденные рефлексы являются схемами действия, управляемыми входящей квази-перцептивной информацией; к организмам, которые могут обладать набором обучаемых схем действий, также руководствуясь квази-перцепционной информацией; к организму, в котором перцептивная информация становится доступной для простых концептуальных мыслей и рассуждений. Экологические триггеры

В качестве примера организма, полагающегося только на экологические триггеры, рассмотрим червя-паразита. Паразит выпадает из окуня, когда обнаруживает пар масляной кислоты, которая выделяется железами всех млекопитающих. Это фиксированные шаблоны действий, запущенные некоторыми инициирующими стимулами Но червь ничего не осмысляет и не соотносит сознательно свое поведение с окружающими условиями. В качестве примера организма с набором врожденных схем действий, руководствующегося квази-перцептивной информацией, обычно приводят одиночных ос., Их поведение при выходе из парализованного сверчка в норе со своими яйцами кажется фиксированным действием. На самом деле это шаблон действия, детали выполнения которого зависят от квази-перцептивной чувствительности к контурам окружающей среды. Указанные состояния являются лишь квази-перцептивными, поскольку, по гипотезе, у осы не хватает способности к концептуальному мышлению. Скорее, ее восприятие напрямую управляет поведением.

В поисках примеров организмов с научными шаблонами действий, можно обратиться к рыбам, рептилиям и земноводным. Они способны изучать новые способы поведения, но при этом не способны на что-либо, действительно напоминающее практические рассуждения.

Наконец, в качестве примера организма с концептуальным мышлением рассмотрим кошку или мышь. Каждая из них, вероятно, имеет простые концептуальные представления об окружающей среде, порожденные восприятием, и способна к простым формам рассуждения в свете этих представлений. От рефлексов - к восприятию

Должно быть очевидно, что эволюционные завоевания на каждом этапе исходят из все более гибкого поведения. При переходе от вызванных рефлексов к состояниям, ориентированным на восприятие, вы получаете поведение, которое может быть точно настроено на контингентные особенности текущей среды организма. И с переходом от набора перцептивно-ориентированных шаблонов действий к концептуальному мышлению и рассуждениям вы получаете возможность подчинить некоторые цели другим, а также лучше отслеживать и оценивать объекты окружающего мира.

Преимущества этой теории

Нет хорошего аргумента, который можно было бы найти против репрезентативной теории первого порядка. Напротив, эта теория может обеспечить простой и элегантный рассказ о развитии p-сознания, что является одной из ее сильных сторон. Согласно ей, эволюция сознания на самом деле является просто дальнейшим развитием восприятия. Однако существуют серьезные возражения против такого подхода со стороны сторонников других концепций. Отчасти они связаны с ее неспособность провести важные различия и объяснить некоторые таинственные особенности нашего разума. Репрезентации высшего порядка

Во-первых, есть «внутренний смысл» или опыт высшего порядка. В соответствии с ним возникает наше мышление, когда наши перцептивные состояния первого порядка сканируются способностью вырабатывать внутренние смыслы благодаря субъективной эволюции сознания. Во-вторых, существуют счета высших порядков. Согласно ним сознание возникает, когда перцептивное состояние первого порядка является или может быть нацелено на соответствующую точку. Эти теории допускают два дополнительных подмножества: актуальные, где предполагается фактическое присутствие мышления, которое оказывает перцептивное влияние на p-сознание; диспозиционные, где утверждается наличие перцептивного состояния, которое делает его осознаваемым; затем, наконец, имеются описания высшего порядка. Они похожи на предыдущие теории за исключением того, что лингвистически сформулированные описания психических состояний субъекта выполняют функцию мыслей.

Приблизительно так и выглядит эволюция форм мышления в рамках данной теории. Каждый вид репрезентативной учетной записи более высокого порядка может претендовать на объяснение феномена разума, не требуя обращения к внутренним, нерепрезентативным свойствам опыта. Ученые подробно рассмотрели эту претензию в отношении диспозиционистской теории высших порядков, и поэтому нет смысла повторять ее здесь.

Люди обладают не только стадным инстинктом, но и сознательной способностью организации в группы, сплоченные общими рациональными интересами. Это подтолкнуло эволюцию общественного сознания. Это происходит потому, что любая система, реализующая эту модель мышления, будет иметь возможность различать или классифицировать состояния восприятия в соответствии с их содержанием.

Как говорит нам когнитивная психология, эволюция сознания прошла множество этапов, прежде чем превратиться в сложную отточенную систему. Наш разум, будучи сложной системой, способен распознавать цвета, например красный, потому что в него изначально встроен простой механизм восприятия красного цвета именно таким, а не каким-нибудь другим. Пчелы, к примеру, воспринимают желтый цвет как синий. Таким образом, эта система обладает доступными для нее концепциями восприятия опыта. В таком случае отсутствующие и перевернутые субъективные ощущения немедленно станут концептуальной возможностью для тех, кто применяет эти концепции в качестве основы своего разума. Если такая система когда-нибудь будет создана, то мы сможем иногда задумываться о нашем внутреннем опыте в таком духе: «У такого типа опыта могла быть какая-то другая причина». Или мы будем в состоянии задаваться вопросом: «Откуда я знаю, что красные предметы, которые кажутся мне красными, не кажутся другому человеку зелеными?» И так далее.

Современное представление об эволюции

Гоминиды вполне могли развиться в специализированных группах - кооперативных системах обмена, созданных для работы и инструментального производства, сбора и организации информации о живом мире, выбора партнеров и направления сексуальных стратегий и так далее. Именно это предполагают некоторые эволюционные психологи и археологи. Эти системы будут работать независимо друг от друга, и на этом этапе большинство из них не имели бы доступа к выводам друг друга. Хотя антрополог Деннетт не дает нам точного срока предполагаемого развития этих процессов, этот первый этап вполне мог совпадать с периодом массового роста мозга, продолжающегося два или более миллиона лет, между первым появлением Homo habilis и эволюцией архаичных форм Homo sapiens. К тому времени уже завершилась эволюция сознания от психики животных к сознанию человека.

Во-вторых, гоминиды затем развивали способность создавать и воспринимать естественный язык, который использовался поначалу исключительно для межличностного общения. Этот этап вполне мог совпасть с прибытием Homo sapiens sapiens в Южную Африку около 100 000 лет назад. Эта способность к сложному общению немедленно предоставила нашим предкам решающее преимущество, обеспечив более тонкие и адаптируемые формы сотрудничества, а также более эффективное накопление и передачу новых навыков и открытий. И действительно, мы видим, что вид Homo sapiens sapiens быстро колонизировал земной шар, вытесняя виды гоминидов-конкурентов.

В Австралию люди впервые прибыли около 60 000 лет назад. На этом континенте наш вид был более эффективным на охоте, чем его предшественники, и вскоре начал вырезать гарпуны из кости, ловить рыбу и т. д. Это плод эволюции человеческого сознания.

Как говорит Деннетт, мы начали обнаруживать, что, задавая себе вопросы, мы часто можем получить информацию, которую мы не знали ранее. Каждая из специализированных систем обработки имела доступ к языковым паттернам. Создавая вопросы и получая на них ответы от своего собственного разума, эти системы могли бы свободно взаимодействовать и получать доступ к ресурсам друг друга. В результате, думает Деннетт, этот постоянный поток «внутренней речи», который занимает столько нашего времени и который представляет собой своеобразный виртуальный процессор (последовательный и цифровой), наложенный на параллельные распределенные процессы человека, полностью преобразил наш головной мозг. Сейчас этот феномен принято называть "внутренним диалогом", и почти все духовно-практические учения разработали собственные психотехники для его остановки. Впрочем, это уже другая история.

Вернемся к возникновению внутреннего диалога и прочих атрибутов сложного сознания. Заключительный этап его возникновения вполне мог совпасть со всплеском культуры во всем мире около 40 000 лет назад, включая использование бус и ожерелий в качестве украшений, погребение мертвых с церемониями, работу с костями и рогами, создание сложного оружия и производство резных статуэток. Позже началась эволюция форм исторического сознания, но это тоже другая история. Связь с языком

По контрастирующему мнению, возможно, что до эволюции языка существовала лишь довольно ограниченная способность общения в виде взаимной передачи примитивных сигналов. Однако даже если бы это было так, остается открытым вопрос, был ли этот примитивный язык вовлечен во внутренние операции зрелого умственного взаимодействия. Даже если он постепенно развивался, вполне возможно, что структурированные формы мышления могли бы стать доступными для современного человека даже без развития языка.

Эволюция психики и развитие сознания шли параллельно друг другу. Поскольку есть доказательства, касающиеся этого вопроса, существует мнение о том, что структурированные формы мышления могут появляться и без развитого языка. Стоит лишь взглянуть на глухих людей, которые растут изолированно в ообществе себе подобных (таких же глухих) и которые не изучают какую-либо форму синтаксически структурированных знаков (букв) до самого позднего возраста. Эти люди тем не менее разрабатывают системы собственного языка и часто занимаются сложными пантомимами, чтобы сообщить нечто окружающим. Это похоже на классические случаи общения Гричана - и они, по-видимому, предполагают, что способность к мышлению не зависит от наличия сложного языка.

Заключение

Эволюция сознания человека скрывает в себе множество тайн. Эволюционные соображения не могут помочь нам, если наша цель состоит в том, чтобы спорить с мистическими взглядами на природу человеческого разума или на репрезентативные теории первого порядка. Но они дают нам веские основания предпочесть диспозиционистский взгляд на эволюцию форм сознания с одной стороны или теорию высшего порядка - с другой. Они также должны сыграть свою роль в демонстрации превосходства диспозиционистской теории над теорией высших порядков. Автор: Ольгерд Семенов 26 Июля, 2018



Категория: Педагоги